Kyoto_kid

Здравствуй, нонсенс, я абсурд - II
I




Шерхебель



Закручинился герр Шерхебель. Не стало у Шерхебеля покоя. Нет, в семейных делах тишь да благодать. Детишки в гимназии: Оскар старается, хоть звёзд с неба не хватает; Гретхен весной клавесин пожаловали, теперь по вечерам гаммы разучивает. Фрау Шерхебель тоже в полном достатке и удовлетворении. По домашней линии всё хорошо у Шерхебеля было. Служба — совсем другое дело. А служил Шерхебель на фабрике. Бухгалтером. Наиглавнейшим. Ну и что? — спросят иные. Эка невидаль. Только фабрика эта была сущее наказание. Страх и ужас, а не фабрика. То мартеновская печь рухнет, то маневровый паровоз с рельсов сойдёт. То в фабричной кухмистерской все капустой потравятся. Даже заместитель господина директора не уберёгся: чай пил, да ложечку серебрянную и проглотил. Удавился заместитель господина директора насмерть. В личном кабинете, с паркетным полом, тёплым клозетом и двойными рамами. Дуба дал господин заместитель. Что уж тут про рабочих говорить? Утром на смену полтысячи придёт, к обеду ну обязательно что-нибудь, да и случится. А к вечеру аккурат пару покойничков готовых. Вот вам и фабрика.

Бухгалтерия от всего этого как на вулкане. Господин директор требует издержки сократить. Каждый день стучит кулаком, и никотином через усищи чёрные дышит. Рабочих мало должно быть, жалования тоже мало — чтоб налогов поменьше. Вот так вот. Да ещё проверки эти проклятущие раз в неделю. Уж как бухгалтерские стараются, это же форменное сальто-мортале с цифрами каждый день! Тут дважды два — и пять, и десять. В понедельник ревизоры на фабрику должны приехать. И всё-всё-всё пересчитать, каждый кирпичик, каждую монетку. Шерхебель от этого ожидания даже спать перестал.

Утром на службу собрался — как в последний бой. Побрился, сорочку свежую, воротничок, подтяжки. Кофе выпил, флягу с керосином и ветошь в портфель вместо бумаг сложил. Фрау Шерхебель поцеловал, детишек обнял. Да и пошёл на службу.

К двум часам пополудни трёхэтажная фабричная контора пылала, что называется, синим пламенем. Вместе с бумагами, бухгалтерией, клерками, секретаршами, и самим господином директором впридачу. А Шерхебель сел в трамвай, долго ехал куда-то. Потом вышел, весёлый, мороженого себе купил. И пошёл в зоопарк. Моржей смотреть.




Длинношеее



Солнце показалось над холмами. Желтогривое лениво потянулось и открыло глаза. В соседнем болотце уже вовсю плескалось и отфыркивалось носорогое. За его действиями неодобрительно наблюдало из самой трясины толстобрюхое, шевеля крохотными ушками на необъятном рыле.

Нгван и Пухту, из племени масаи, вышли на охоту. Охотились отнюдь не за носорогим. Зачем им носорогое? И толстобрюхое не надо. Желтогривое и само на охоту может выйти. На кого угодно. Даже на Нгвана и Пухту. Лучше желтогривого обойти, пока не учуяло. Охотились двое из племени на козлобородого. Вот это их размерчик! И всё что надо у козлобородого присутствует. Мясо есть, шкура тоже, а клыков нет.

Солнце поднялось ещё выше. Желтогивое разинуло пасть и порычало для порядка на носорогого с толстобрюхим. И на двух ловко прячущихся в траве охотников тоже порычало. Тенью по небу скользнуло зоркоглазое, высматривая на земле то, чего другим увидеть нет никакой возможности.

Нгван охотился и Пухту охотился. Только Нгван на охоте думал об охоте. А Пухту на охоте думал обо всём на свете. Почему трава зелёная, а вода мокрая? И почему днём на небе всегда солнце, а ночью на небе бывает луна? Или иногда не бывает. Пухту никому о своих мыслях не рассказывал. Да и зачем? Даже Нгвану не рассказывал. Ещё рассердится, и палкой от копья по спине огреет. Нгван старше — ему можно.

Или вот длинношеее. Зачем оно? Носорогое может рогом проткнуть. Толстобрюхое растоптать. Желтогривое надвое перегрызть. Но никто длинношеее не трогает. Не протыкает, не топчет. И не грызёт даже. И Нгван с Пухту на него не охотятся. А совсем наоборот — охотятся на козлобородого. Зачем тогда длинношеее? Кому от этого выгода?

Солнце целиком поднялось из-за холмов и стало совсем горячим. Желтогривое напилось воды и ушло. Толстобрюхое с носорогим по очереди ныряли в болото. Нгван и Пухту терпеливо ожидали козлобородого. В зарослях возникло какое-то движение. И на уровне ветвей самых высоких деревьев появилась голова длинношеего, с восхитительными рожками, и длинными ресницами вечно удивлённых глаз. Голова улыбнулась всему миру, и принялась жевать листья. С добрым утром, Африка!




Бритва Оккама


Слушайте! Слушайте! Истинно самим не виденное, но слышанное от досточтимого торговца шерстью, вида самого благообразного. Коему торговцу было рассказанное бродячим философом, шедшим по своей учёной нужде через город наш, из самого Магриба со свитками мудрости, прямиком ко двору короля Ломбардии. Который философ хотя самолично не видывал, но слышал от фокусника с учёной обезьянкой на плече. Которому фокуснику эту историю сказывал мальчишка, погонщик мула продавца воды. И всем эти досточтимым людям, даже мальчишке погонщика мула, чинить недоверие нет никаких причин зримых. Так слушайте же!

Должно быть солнце напекло ему в голову. Или боги отняли разум. Слушайте! Почтенный брадобрей Оккама, что день-деньской ранее прилежно трудился в лавке у Западных Врат, бегал в тот день по улицам со смехом громким, звуком своим подобным гиене. Ибо ранее отхватил бритвой уши бочару несчастному. По уверению самого брадобрея, бочар тот был простофилей сущим. Чья жена, не обделённая, впрочем, прельстивостью телесною, беспрерывно блудила за спиной мужниной. Любые разумные доводы же, бочару были что об стенку горох. Хотя жена оная давным-давно стала предметом скабрезных шуточек, всему городу известных. От стражников, до обезьянки фокусника. И все соседи и просто люди добрые, оному бочару об этом все уши прожужжали. А значит, твердил Оккама, уши сему бочару и вовсе без надобности.

Следом за безухим, бесноватому брадобрею на глаза ростовщик попался. За коим давно утвердилась слава первого сплетника и пустослова. Полбеды это, ибо клеветник он был записной также, и лжесвидетельством ко всему прочему не гнушается. Кто не знает, что по судебным тяжбам за медный грошик ростовщик даже на мать родную любую напраслину возвести был способный? Раз уста его за всю жизнь не сказали ничего дельного, то ростовщику они совершенно излишние. На счёт этого у ростовщика, вестимо, и собственное мнение имелось. Однако же бритва Оккама раз и навсегда отделила уста его, его же лицо обременяющее.

И вот, пока я вам историю сказывал, в проулке мелькнул облик брадобрея злосчастного! Не иначе ко мне поспешающий, Оккама сюда бежит, бритву свою вперёд выставил! Так пусть же история сия поучительная, вам впредь отменным уроком сделается.




Из актов таможенных досмотров


Пружина представляет собой проволоку закрученную вокруг пальца;

Образец сапога без подошвы;

Верхние части задних ботинок;

Платья текстильные женских размеров;

Платья свадебные для женщин;

Полотенца махровые банные со скрытыми пятнами;

Крем противопожарный;

Крем для кожи против высыхания лица;

Образец лепнины из наружной штукатурки;

Кафель в кубиках;

Ведро для пыли;

Надувные бутылки;

Лампы наклеивания;

Сломанная модель декоративного домика из фанеры лиственных пород дерева;

Щётки зубовые;

Зубные протезы, содержащие пластину из пластмассы с прикрепленными фальшивыми зубами - 1 шт.;

Медицинский прибор для электрошока;

Металлические рычаги для лечения переломов;

Аппараты слуховые, которые носятся на себе;

Присыпка детская в виде игрушки;

Мягкие игрушки, изображающие животных существ;

Игрушки, изображающие животных, кроме людей;

Умки из полиэтилена;

Фольга из пластмассы;

Кредитные пластиковые карты, не имеющие носителя информации и не содержащие смысловых надписей;

Фломастер с наконечником из фетра, не содержащий драгметаллов;

Карандаши с грифелями из гранита;

Предметы коллекционирования по ботанике — пришпиленные насекомые;

Брошюры в виде руководства;

Картина в рамке, написанная рукой;

Стерво-наушники для аудиосистемы;

Музыкальный инструмент в виде стеклянных и металлических подвесков, издающих музыкальный звук;

Видеокассета с записью рекламного ролика скрытой камерой;

Образцы орехов кешью (3 кг., 10 шт.);

Пиво безалкогольное, не содержащее молочных продуктов;

Макаронные изделия, сушёные;

Сливки сгущённые, неароматизированные, в виде горошка;

Ананасы, не содержащие алкоголь;

Банка продуктов консервного типа;

Изделия для праздников и развлечений — шоколадные яйца;

Шоколадно-ореховый крем — продукт для намазывания на хлеб в стеклянной банке;

Вафли, прикрытые шоколадом;

Запчасть к стиральной машине — платиновый диск;

Рогулька для вязальной машины;

Ловушки паровые;

Аппарат для снятия обоев со стен и других аналогичных работ;

Машина для вскрытия почтовой корреспонденции б/у;

Реактор для просмотра слайдов;

Девочкина рубашка;

Порошок для еды;

Грязная вода;

Ультразвуковая баня;

Подъёмник автоматический для демонстрации преимуществ.




Соединённый штат планеты Земля


На лужайке перед домом стоял накрытый к завтраку стол. За столом, задумчиво глядя в небо, сидел господин президент Соединённого штата планеты Земля. По небу неспешно проплывали белые облака. Грустные глаза господина президента внимательно рассматривали каждое облачко. Он подумал, что в последнее время на него навалилось необычайно много дел. Даже вот так просто посидеть, глядя в небо, удавалось всё реже. А ведь он как никто другой имел право на отдых. Он, первый в истории человек, примиривший народы всего света. Это была грандиозная и амбициозная задача, но он справился. Политические оппоненты и скептики на все лады талдычили, что это утопия и бред, но он доказал обратное. Военное лобби сопротивлялось изо всех сил, но ему удалось сломить сопротивление. Локальные конфликты постепенно ушли в прошлое, что уж говорить о крупных войнах. Даже идеи террора больше не находили сторонников. Мир и благоденствие воцарились на свете. И вот, когда золотой век человечества стал приобретать зримые очертания, беда пришла откуда не ждали.

Господин президент вздохнул. Кто бы мог вообразить, что прерогатива развязывания нелепых и беспощадных войн от людей перейдёт к насекомым. Муравьи объявили войну стрекозам. Мухи погрязли в междоусобных стычках. Пчёлам, пока, хватало разума сохранять нейтралитет. Господин президент вновь вздохнул и шмыгнул носом. Как они могли? Как они только посмели осквернить дело мира своими грязными распрями?! Господин президент погрозил кому-то кулаком. Он этого так не оставит! Столько сил положено, а теперь какие-то букашки вздумали повоевать. Он немедленно начнёт работать над воззванием к насекомым с призывом к миру и всеобщему разоружению. Пусть его здоровье подорвано, а времени не хватает на самое необходимое. Например, наблюдать за облаками. Большие глаза господина президента наполнились слезами жалости к самому себе.

Он так любил облака. А кругом одни интриганы, и не с кем поговорить о самых простых вещах. Вот, к примеру, из чего сделаны облака? Они как кисель, или больше похожи на растаявшее мороженное? Но долг прежде всего, и воззвание с мирными инициативами будет готово нынче же к вечеру. Пусть даже оно станет его собственной надгробной эпитафией. На скатерть стали капать тяжёлые слёзы. Он должен быть сильным. Они все не справятся без него. Но как обидно! И на завтрак стали давать всякую гадость...

Из дома вышла румяная няня, всплеснула руками, и быстрым шагом направилась к плачущему господину президенту. На столе стыла манная каша.




Сентябрь 2015 - март 2016