Kyoto_kid

Здравствуй, нонсенс, я абсурд - II
I




Шерхебель



Закручинился герр Шерхебель. Не стало у Шерхебеля покоя. Нет, в семейных делах тишь да благодать. Детишки в гимназии: Оскар старается, хоть звёзд с неба не хватает; Гретхен весной клавесин пожаловали, теперь по вечерам гаммы разучивает. Фрау Шерхебель тоже в полном достатке и удовлетворении. По домашней линии всё хорошо у Шерхебеля было. Служба — совсем другое дело. А служил Шерхебель на фабрике. Бухгалтером. Наиглавнейшим. Ну и что? — спросят иные. Эка невидаль. Только фабрика эта была сущее наказание. Страх и ужас, а не фабрика. То мартеновская печь рухнет, то маневровый паровоз с рельсов сойдёт. То в фабричной кухмистерской все капустой потравятся. Даже заместитель господина директора не уберёгся: чай пил, да ложечку серебрянную и проглотил. Удавился заместитель господина директора насмерть. В личном кабинете, с паркетным полом, тёплым клозетом и двойными рамами. Дуба дал господин заместитель. Что уж тут про рабочих говорить? Утром на смену полтысячи придёт, к обеду ну обязательно что-нибудь, да и случится. А к вечеру аккурат пару покойничков готовых. Вот вам и фабрика.

Бухгалтерия от всего этого как на вулкане. Господин директор требует издержки сократить. Каждый день стучит кулаком, и никотином через усищи чёрные дышит. Рабочих мало должно быть, жалования тоже мало — чтоб налогов поменьше. Вот так вот. Да ещё проверки эти проклятущие раз в неделю. Уж как бухгалтерские стараются, это же форменное сальто-мортале с цифрами каждый день! Тут дважды два — и пять, и десять. В понедельник ревизоры на фабрику должны приехать. И всё-всё-всё пересчитать, каждый кирпичик, каждую монетку. Шерхебель от этого ожидания даже спать перестал.

Утром на службу собрался — как в последний бой. Побрился, сорочку свежую, воротничок, подтяжки. Кофе выпил, флягу с керосином и ветошь в портфель вместо бумаг сложил. Фрау Шерхебель поцеловал, детишек обнял. Да и пошёл на службу.

К двум часам пополудни трёхэтажная фабричная контора пылала, что называется, синим пламенем. Вместе с бумагами, бухгалтерией, клерками, секретаршами, и самим господином директором впридачу. А Шерхебель сел в трамвай, долго ехал куда-то. Потом вышел, весёлый, мороженого себе купил. И пошёл в зоопарк. Моржей смотреть.