Kyoto_kid

Здравствуй, нонсенс, я абсурд - II






Пропажа



Ученик пятого класса средней общеобразовательной школы Павлик Залипухин потерял совесть. Утром он встал как обычно в школу. Ну, то есть, как встал... Бабушка долго звала его из кухни, потом кричала в дверь. Потом трясла за плечо. Потом тянула за ногу. Потом таскала за уши, за нос, и даже за волосы. Всё было бесполезно. Павлик спал сном праведника. Тогда бабушка принесла кружку холодной воды, рывком стянула со спящего одеяло, и вылила содержимое кружки на Павлика. Это подействовало. Павлик вскочил, и бросился умываться. Его заметно пошатывало. В зеркале отражалась недовольная физиономия со следами подушки на щеке.

— Не добудишься его утром, — проворчала бабушка из кухни. — Совсем совесть потерял, выродок!..

Павлик отнял от лица полотенце, и удивлённо посмотрел на приоткрытую дверь. А ведь верно! Что-то ему давно не попадалась на глаза совесть. Неужто и впрямь потерял? Сам не свой, Павлик поплёлся завтракать. Весь день в школе он рылся в рюкзаке, копался на переменках в карманах, мучительно пытаясь вспомнить, куда же её положил. Даже чудом полученная тройка по алгебре не смогла улучшить его настроение. Совести нигде не было. Павлик осторожно решил спросить у Вити — своего друга, есть ли у того совесть.

— Чё ты мелешь, дрыщ? — процедил сквозь зубы лучший друг. — Конечно есть!

Значит, он точно потерял свою. Совершенно в расстроенных чувствах Павлик вернулся восвояси. Бабушка отбыла на ипподром. Дедушка второй месяц лежал в травматологии. Дома была только кошка Муся. Павлик стянул с ног кеды, швырнул рюкзак в угол, и с ногами залез на диван. Настроение было отвратительным, хотелось есть и плакать. На диван запрыгнула кошка, и потёрлась о его колени. Она единственная любила бессовестного Павлика.